С 1963 года и 1987-го Кирилл Десятников работал заместителем председателя Тюменского райисполкома

Кирилл Десятников: "Ради того стоило жить!"

Если когда-нибудь в «столичном» задумают издать большую – непременно большую, ибо материала для нее предостаточно – книгу о людях, составляющих гордость района, наверняка достойное место в ней будет уделено Кириллу Кирилловичу Десятникову.

В 2021 году Кириллу Кирилловичу могло бы исполниться 95 лет. Его не стало в ноябре 1997-го: он скончался на 72-м году жизни. Этого скромного, честного, порядочного, надежного человека до сих пор многие хорошо помнят, вспоминают о нем с теплом и благодарностью.

Вменили покушение на Сталина

Родился Кирилл Кириллович в Белоруссии, в небольшом селе Збушино Могилевской области, в простой крестьянской семье. В силу обстоятельств в 1940 году вместе с родителями переехал в с.Уктуз Бердюжского района Омской области, где окончил среднюю школу. Осенью 1943 г. был призван в РККА, до августа 1944-го служил рядовым в 24-м запасном стрелковом полку 2-й запасной стрелковой дивизии. Затем до октября 1945 г. учился в Ярославском интендантском училище, где готовили лиц, ведающих снабжением воинских частей и учреждений (продовольствием, фуражом, обозным имуществом, обмундированием, снаряжением и пр.). По окончании училища был направлен в распоряжение председателя Международного военного трибунала группы советских оккупационных войск в Германии.

Там он служил до марта 1950 года, после чего неожиданно оказался в опале. Памятуя о врожденной честности и принципиальности Десятникова, остается лишь догадываться о ее причинах. Как бы то ни было, расправа была скорой: интенданту предъявили обвинение – ни больше ни меньше – в заговоре против… Сталина.

Он сидел в Лефортово в камере-одиночке, после чего приговором суда был отправлен в лагерь, где провел более трех лет. Лишь смерть "вождя народов" изменила его судьбу. 14 ноября 1953-го дело по обвинению Десятникова Кирилла Кирилловича было пересмотрено Военной коллегией Верховного суда СССР, постановление Особого совещания отменено, и дело "за отсутствием составе преступления" производством прекращено.

После реабилитации Десятникова восстановили в партии, он вернулся к прежней работе учителем в Уктузскую среднюю школу. А в 1956-м с женой и дочерью переехал в Успенку, где возглавил учительский коллектив местной школы.

- Мне посчастливилось знать Кирилла Кирилловича, – рассказывает ветеран педагогического труда Галина Григорьевна Кострова. – Он преподавал историю, его жена, Лариса Алексеевна, – химию. Конечно же, он прекрасно знал предмет, рассказывал очень увлекательно, интересно. Его отличала военная выправка, он всегда ходил в галифе и сапогах, с указкой в руках, а его строгий вид обязывал и нас быть более подтянутыми.

Тогда же К.К.Десятников без отрыва от производства окончил Московскую юридическую школу, а в 1959 году – Тюменский пединститут. Какое-то время работал в Успенской школе-интернете и в Переваловской восьмилетней школе, однако в 1963 году резко сменил профиль своей деятельности.

Время было непростое, но – интересное

С февраля 1963 года и до августа 1987-го Кирилл Кириллович работал заместителем председателя Тюменского райисполкома, избирался депутатом райсовета.

Это было очень непростое время. Непростое, но – интересное. Район переживал период становления, работы было непочатый край. Социально-бытовая сфера только-только развивалась, явно недостаточно было больниц, детсадов, учреждений культуры, школ. Приходились очень много строить, и К.К.Десятников с головой ушел в работу, организуя строительство средних школ в Ембаево, Борках, Каскаре, Перевалово, Успенке, Борковского и Ембаевского детских домов… Что, к примеру, касается Ембаевского – не обошлось без доли авантюризма. Согласно проекту, он должен был стоять на пустыре, на совершенно не обжитом месте. Прикинули: даже если посадить деревья – когда они еще вырастут? А рядом – прекрасный лес. Без согласования с архитекторами, минуя бумажную волокиту, стройку перенесли. Самоуправство? Строго говоря, да. Однако помыслы-то были благими. Времени же для поиска альтернативных вариантов тогда попросту не было, надо было решать на ходу.

Со строек не вылезали. Стройматериалы выбивали разными способами. "Лучше всего срабатывала бутылочка – самая твердая валюта, – признавался К.К.Десятников. – Тогда сразу все находилось – и кирпич, и цемент".

"Он мог бы возглавлять район…"

Хороших дорог в районе, по большому счету, было раз-два – и обчелся: только до Богандинского (из булыжника) да до Червишево (насыпная). Добраться до какой-либо деревни было очень непросто. Трудно поверить, но не столь давно пригородное Ембаево считалось "медвежьим углом": неоднократно Кириллу Кирилловичу приходилось торчать здесь в непролазной грязи – однажды застрял на целый день, потратив уйму времени и нервов.

И Ембаево отнюдь не было исключением: так было почти везде. С Созоновской фермы молоко доставляли в Тюмень по Туре, потому что иначе никак не получалось. "А каким Боровое было, знаете? Одни бараки, кругом грязь, грязь, грязь", – вспоминал он позднее.

Но постепенно все менялось. До середины 80-х велось интенсивное строительство, в основном за счет государственных капиталовложений. Менялась география района, одни населенные пункты – Московский, Новотарманский – появлялись, другие – Мехряк, Космаково – исчезали…

- Мне довелось несколько лет бок о бок работать с Кириллом Кирилловичем, – рассказывает В.А.Бугаев, который без малого два десятилетия возглавлял Тюменский район. – Он был настоящим профессионалом своего дело, глубоким и тонким стратегом, креативно мыслящим, умевшем убеждать людей, заражать их своей увлеченностью. Он мог бы вполне руководить районом, обладая всеми необходимыми для этого качествами. Он до конца целиком отдавался работе, полностью брал на себя груз ответственности за все, что делал.

Нельзя не отметить многогранность его деятельности: Десятников одинаково хорошо владел ситуацией и в строительстве, и в здравоохранении, и в народном образовании, оперативно и принципиально решая важные вопросы. Будучи един в нескольких ипостасях, Кирилл Кириллович в каждой из них был на своем месте, исправно и с большой ответственность выполняя свой долг.

"Кругом отличник!"

К.К.Десятникова с полным правом можно назвать многостаночником. Всего у него было 48 почетных грамот – и все министерские. "Я – круглый отличник! – шутя говорил он. – Отличник просвещения РСФСР, СССР, здравоохранения СССР, охраны природы России, гражданской обороны… Был награжден орденом "Знак Почета".

Человек бескорыстный, он не нажил "палат каменных". "Нет у меня ни машины, ни гаража. На дачном участке – сараюшка". Ему едва ли не ставили в вину, что он, всю жизнь занимавшийся строительством, не смог изладить себе дачу. А он в ответ лишь разводил руками: а зачем? Есть двухкомнатная квартира, хорошая квартира – что еще человеку надо? После меня, – парировал, – в районе остались школы, больницы, садики: "Каждый кирпичик в их стенах мне знаком. Вот это я понимаю… Ради этого стоило жить…"

Уже будучи на пенсии, Кирилл Кириллович не мог сидеть без дела. Вплоть до июня 1990-го он работал в Тюменском райисполкоме старшим инженером по распределению жилья, а затем – до последнего своего дня – был заместителем председателя Тюменского областного общества инвалидов.

Если бы нашему герою дали шанс прожить жизнь по-новому, что-то, возможно, в ней изменить, он наверняка отказался бы от такого предложения. Он прожил достойную жизнь – не лукавствуя, не малодушничая, и за это низкий ему поклон. Это было его время.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ "Краеведение"

comments powered by HyperComments